Инсигния 4х4 фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Автоновости Цены и фото авто


инсигния 4х4 фото

2017-09-23 00:34 Если вам необходимо отремонтировать автомобиль, всю полезную информацию вы найдете на мануалы автокниги руководства эксплуатация обслуживание ремонт автомобилей график




Если человек действительно добился в жизни успеха, то у него страница не в "Вконтакте", а в Википедии.


Негры традиционно лидируют в беге, белые - в стрельбе...






У Ивана без напряга разных выдумок вагон: напоил корову брагой, чтоб давала самогон!


Эх, дороги! - Нет, командир, я же с самого утра чувствовал, не наш сегодня день, - разочарованно бубнил огромного роста прапорщик отряда милиции особого назначения. - С утра саперы проспали. Затем машина сломалась. Теперь вот борт на Москву без нас улетел. Так и придется Новый год в Моздоке встречать! Всем героическим взводом! Командир отряда, худощавый майор с седыми волосами, молча курил, по привычке пряча сигарету в ладонь и наблюдая за летящим в вышине самолетом. — Чего грустим, родная милиция? — поинтересовался у бойцов подошедший со стороны КП авиации подполковник Николай Парасюк, так же опоздавший на улетевший борт. — Да на самолет опоздали, а на поезд билетов нет. Думаем, где будем Новый год встречать, — поделился печалью командир отряда. — Новый год — семейный праздник, надо как-то домой добираться, — здраво рассудил Парасюк. — Сколько вас человек? А снаряжения? Сейчас разберемся. Достав сотовый телефон, Парасюк дозвонился до знакомого офицера, проживающего в Моздоке. Получив необходимую информацию и номера телефонов, офицер начал деловые переговоры. Вскоре после нескольких горячих разговоров с частными перевозчиками и не менее шумного торга с одним из них на аэродром приехал гражданский “пазик”, водитель которого за соответствующее денежное вознаграждение взялся доставить милиционеров в родную столицу до Нового года! Заскочив за сменщиком, автобус рванул по шоссе. Закусив опостылевшим сухим пайком, уставшие бойцы расположились на отдых. В кромешной тьме Ростовской области на большой скорости по пустынному шоссе летел автобус с затемненными стеклами. В салоне, привычно держа оружие в руках, дружно храпели более двух десятков крепких мужиков, спешащих домой после шестимесячной командировки в Чечню. В это же время на обочине дороги в просторном джипе сидели четверо “крутых” молодых людей, занимавшихся рэкетом на большой дороге. Суть их криминальных операций была проста. До поста ГАИ далеко. В происходящее никто не вмешивается. Своя шкура ближе к телу. Останавливай транспорт и стриги “бабки” с проезжающих “лохов” и “челноков” за проезд. По “штуке” с носа, как правило, всегда платили. А как не отдашь? Ребята крепкие. У одного бейсбольная бита — оружие американского пролетариата. У второго газовый пистолет — копия револьвера. У третьего “макарыч”, стреляющий резиновыми пулями. Увидев вдалеке свет фар подъезжающего автобуса, приготовились к активным действиям. Расстояние неумолимо сокращалось. Водитель автобуса начал громко ругаться на осетинском языке. — В чем дело? — поинтересовался командир отряда. Водитель на большой скорости объехал махавших оружием отморозков. — Да это местные бандиты, деньги с проезжающих вытрясают, — пояснил шофер. — На прошлой неделе меня тормознули, у всех, кто с Москвы с вещами ехал, по тысяче рублей отобрали. Оружием угрожали, сказали, в милицию пожалуетесь — убьем! Автобус сожжем! Беспредел, да? Тем временем началась погоня. Джип быстро догнал непокорный автобус, из салона машины гулко хлопнул пистолетный выстрел в воздух. Милиционеры проснулись и с удивлением начали крутить головами. Надо же, вроде не в Чечне, а стрельба такая же. Майор скомандовал водителю: — Давай тормози и гаси свет. Сейчас мы с ними по-свойски поговорим. Автобус замедлил бег, моргнул правым “поворотником” и, съехав на обочину, остановился. Джип заскочил вперед, перегородив дорогу к спасительной трассе. Из автомобиля вышли трое парней и неторопливой походкой двинулись к покорно открывшейся двери. Главарь начал сразу. — Значит, так! Ты, водила, за то, что сразу не остановился, платишь нам три “штуки” на бензин. Остальные, — обратился он к темному салону, — быстро достали по тысяче мне на новогодние подарки. Кому что не ясно, выходите по одному, я все вам тут же поясню, — продолжил бандюган, поигрывая “макарычем”. Парасюк из темноты поинтересовался: — Простите, а тысячу чего? Рублей, долларов или фунтов стерлингов, а то у меня все сбережения в монгольских тугриках! Вы не знаете курса иностранных валют на сегодняшнее число? А то как бы не переплатить. — Глянь, — удивился отморозок, вооруженный бейсбольной битой, — да тут разговорчивые есть. Ты нам сейчас все свои “бабки” отдашь и еще песни будешь до утра петь привязанный к дереву. Как там? “В лесу родилась елочка, в лесу она росла”, — неожиданно приятным тенором пропел нахальный подонок. Главарь поинтересовался у молчащего салона: — Вопросы есть? Если нет, то, водила, давай включай свет, я буду “бабло” собирать, да дверь прикрой, мне в спину дует. — Как скажешь, начальник, — покорно произнес водитель, закрывая дверь и включая свет. Поморгав глазами от яркого света ламп, бандиты начали моргать уже от удивления. Такого количества вооруженных бородатых милиционеров они не видели никогда. Огромный прапорщик, сидевший спереди, ткнул стволом автомата в живот бандюгана с битой, и тот, громко выпустив воздух, с тихим стоном улегся на грязном полу. — Прошу передать мне оружие, — скомандовал майор испуганным бандитам. — Побыстрее, а то у меня народ горячий, перестреляют всех быстро, стекла в автобусе изрешетят, а нам еще ехать далеко, дуть будет. Отморозки сдали оружие и задрали руки вверх. Через минуту вся троица была связана, а затем рассажена на грязном полу в проходе между креслами. Автобус двинулся дальше. — Так что вы хотели? — вновь поинтересовался командир отряда у главаря арестованной банды. — Да, товарищ начальник, мы хотели над вами подшутить, — попытался разрядить обстановку связанный хулиган. — Глядим, едут геройские парни, думаем, давай развеселим пацанов, остановим, подарков новогодних купим. — Это правильно, — согласился огромный прапорщик, давайте на рынок заедем, а этот “дед мороз” нам нормальной еды купит. Надоел сухпай! Сказано — сделано. Остановившись утром в городке, милиционеры развязали разбойников и повели их на центральный рынок. Там молодые люди закупили милиционерам шашлыков, напитков, зелени и лавашей. Автобус тронулся дальше. — Слушай, командир, — взмолился главарь банды, — отпустите вы нас ради бога, мы вам все деньги отдадим, а грабежами больше заниматься не будем, вот тебе истинный крест! Командир отряда, закончив доедать аппетитный шашлык, вытер руки о бумажное полотенце и поинтересовался. — А сколько у вас денег? Очень много? Это хорошо! А то у нас вся экипировка в Чечне попортилась. Шеф, тормозни у магазина, торгующего военным снаряжением. Кредитной карточки главаря впритык хватило на оплату покупок взвода. Довольные бойцы забили новой амуницией и снаряжением заднюю часть автобуса. “Пазик” покатил дальше. — Ну что, командир, теперь нас отпустите? — поинтересовался у майора бывший владелец бейсбольной биты. — Как “отпустите”? — возмутился Парасюк. — А кто хотел меня заставить “В лесу родилась елочка” петь? Ты давай, не канючь, а песню затягивай. Лично мне “Ой, то не вечер, то не вечер...” нравится. Прокашлявшийся бандит хорошо поставленным голосом затянул заказанную песню. Концерт по заявкам омоновцев шел пять часов. В Московскую область ребята въехали под известный шлягер группы “Любэ” “Прорвемся, опера”. — Где это ты так петь выучился? — поинтересовался Парасюк. — В юности в церковном хоре пел. Наш батюшка мне предлагал поступать в духовную семинарию. А я вот в грабители попал. — Знаешь, — задумался Парасюк, — покаяться никогда не поздно. Мы сейчас монастырь проезжать будем. Я у командира поинтересуюсь, может, сходим в храм, свечки за счастливое возвращение поставим. Омоновцы идею с храмом поддержали. После службы милиционеры подвели бандитов к ящику для пожертвований. — Значит, так, — обратился к грабителям командир отряда, — все наличные деньги отдать в пользу обители. Возражений нет? Я тоже так считаю. Молчание — знак согласия. Сейчас мы вас до ближайшей станции метро довезем, а там отпустим на все четыре стороны. Но если вы нам второй раз попадетесь, то пощады не будет. Набив стеклянные коробки для пожертвований тысячными купюрами, бандиты молча сели в автобус, доехали до станции метро и, вежливо попрощавшись, вышли. Автобус с омоновцами поехал дальше. — Ну, козлы вонючие, менты позорные, — громко заорал главарь банды вслед удаляющемуся “пазику”. — Только попадитесь мне теперь, я вас всех на кусочки порежу!!! — Вы у меня, ментяры драные, на коленях будете “Мурку” петь! — вторил главарю осипшим голосом бывший хоровой тенор, забыв, что находятся они не на пустынной Ростовской трассе, а в Москве. Все эти излияния прервал резкий автомобильный сигнал. Хулиганы, недоуменно обернувшись, увидели милицейский “луноход” (патрульный “уазик”) с гостеприимно раскрытыми дверцами. — Прошу предъявить ваши документы! — потребовал старший наряда. — Откуда прибыли в столицу, где зарегистрированы? — Понимаете, товарищ милиционер, мы сюда случайно попали, — начал уже привычно скулить главарь банды. — Конечно, понимаю, — согласился милиционер, — я все слышал, что вы в адрес милиции кричали. Лично мне особенно про “Мурку” понравилось. Сейчас в отделение приедем — будете хором петь! А то Новый год скоро, а у нас с культурным досугом беда!